Наталья Мамедова (enibook) wrote,
Наталья Мамедова
enibook

новинки издательства Розовый жираф

► ожидаются в Лабиринте!
31.jpg


http://www.labirint.ru/books/528261/

Колмановский Илья: Почему птицы не падают?
Иллюстратор: Рубан Алина
Издательство: Розовый жираф, 2016 г.

Наверняка каждый из вас хоть раз в жизни с завистью смотрел на птиц и думал: как же они все-таки летают? Почему не падают? Кто-то даже махал руками, прыгая с табуретки, или пытался планировать, разбежавшись с горы.
И правда, почему они летают, а мы нет? Как это все устроено? Карманный ученый издательства "Розовый жираф" расскажет вам главный птичий секрет.
передачи "Карманный ученый" можно послушать на сайте РЖ http://pgbooks.ru/life_with_kids/researcher/archive/
21.jpg
22.jpg
23.jpg
24.jpg
25.jpg
26.jpg
27.jpg



31.jpg
http://www.labirint.ru/books/528263/

Петрушевская Людмила: Поросёнок Пётр и машина
Художник: Райхштейн Александр
Издательство Розовый жираф, 2016

“Жил-был поросёнок Пётр. Он решил построить машину. Для такого дела он пошёл в комнату и сел там на стул. Но потом поросёнок Пётр понял, что чего-то не хватает”. Чего же не хватает ребенку, чтобы начать игру, лучше всего поняли писательница, поэтесса, драматург Людмила Петрушевская и художник Александр Райхштейн. В их книге очень точно описывается, как устроена работа воображения: крышка от кастрюли и табурет в секунду превращаются в машину, камешки в конфеты, листья в деньги, трактор в самолет — и так до бесконечности.
Это идеальная книжка-картонка для малышей — коротенькие понятные ребенку фразы, большие картинки, очевидный родителям юмор. Впервые книги вышли в издательстве “ОГИ” в 2002 году, и с тех пор истории про Поросенка Петра, собаку Марусю, котенка Сашу остаются одним из самых удачных опытов создания современных русских героев для совсем маленьких.
“Розовый жираф” пока планирует выпустить три книги про Поросенка Петра.
Лучше всего про свою книгу рассказала сама Людмила Петрушевская в интервью порталу Snob.ru “Самое главное, что я хотела бы сказать родителям этой книжкой (а она предназначена для самых маленьких детей, которые уже понимают слова) — это вот что: крышка от кастрюли есть лучшая ранняя игрушка. Такие малявки любят возиться около мамы в кухне на полу. Чтобы они не мешали, дайте детенышам кастрюльку, крышку, разноцветных мисок, и вы свободны на ближайшие 10 и даже 15 минут. Что важно! А ребенок развивает функции рук и фантазию, осваивая крупные, но легкие объекты, которыми просто манипулировать. Я бы даже сказала, что крышка от кастрюли — это древний священный круг, потому что многое самое важное в древности было круглым — солнце, костер, первый глиняный горшок и крышка на него, сковорода, блин (последнее слово я употребила не в смысле общепринятого окончания фразы). И именно дети, любящие использовать любой домашний предмет как нечто движущееся (добывать его, бить им по другому предмету, громоздить куда угодно, засовывать одно в другое), именно они, как мне кажется, могли изобрести колесо, если им попался дырявый уже кружок и они засунули туда палку и начали катать это дело взад-вперед. Поэтому крышка от кастрюли в руках ребенка — это начало его игры у очага, причем родители не подозревают, насколько это древний обряд и как важно для маленького человека место, где готовится пища — и все, что с этим связано. Ну, и еще одно — дети обладают гораздо более развитой фантазией, чем взрослые, и для них превращение стула в машину, крышки — в руль, машины — в самолет, а самолета — в трактор — обычная игра”.

32.jpg
33.jpg
34.jpg



http://www.labirint.ru/books/528262/

Минарик Элси Хоумланд: Медвежонок
Иллюстратор: Сендак Морис
издательство Розовый жираф, 2016

Что делает Медвежонок? Например, мерзнет. Или мечтает. Или варит суп. А то и вовсе летит на Луну. Но что бы он ни делал, Мама всегда его поддерживала. Ведь он - ее Мевежоночек. И они оба это прекрасно знают.
Первая книга про Медвежонка вышла в 1957 году. и дети ее сразу полюбили. Тем более что Медвежонка и его друзей нарисовал сам морис Сендак! В каждой из книг этой серии - несколько коротких историй, как раз для тех, кто еще только учится читать.
Переводчик: Евгения Канищева
Рекомендуемый возраст: От 3 до 6 лет

Нет нужды говорить о том, что «Медвежонок» (в оригинале — «Little Bear», 1957) ― хорошая и важная книжка. Она сделана двумя большими мастерами: Морис Сендак — легенда детской литературы, одна из самых ярких фигур в книжной графике второй половины ХХ века; неизвестная у нас Элси Хоумланд Минарик — прекрасная детская писательница, выпустившая в Америке более сорока книг, причём по тексту того же «Медвежонка» хорошо видно, что качество не уступает в её работах количеству. В западном мире эта книжка давно стала частью детской культуры, в том числе массовой, — серия про Медвежонка включает в себя шесть книг; в середине 1990-х «Nickelodeon» выпустил одноимённый мультсериал; существует также полнометражная экранизация.

Говорят, первый издатель, которому Минарик показала свои истории про Медвежонка, попросил её заменить главного героя на человеческого ребёнка ― для большей реалистичности. Минарик отказалась, ведь её книгу будут читать самые разные дети, с разным цветом кожи, а мохнатых медвежат, которые могут обозначать какого угодно ребёнка, она любит с детства — с тех пор, как мама водила её в зоопарк Бронкса. Это логичное объяснение при чтении книжки не кажется единственным. В простых, предназначенных для первого самостоятельного чтения историях можно найти и другую причину, чтобы эта замена не была совершена. Делая героев медведями, Минарик разрешает им строить свои отношения на парадоксах, не свойственных типичным представлениям о человеческих воспитательных нормах. Колебание между узнаваемостью ситуаций и их же забавной неправильностью составляет, в общем-то, всю соль этих историй.

Какая ещё мама, кроме мамы-Медведицы, пустит своё дитя гулять туда, где «холодно и идёт снег», без тёплой одежды? Тем более, какая мама разденет его совсем, когда пришедший с улицы тепло одетый ребёнок скажет ей, что он всё ещё мёрзнет?

— Послушай, Медвежонок, — сказала мама, — ты в тёплой шапке, в курточке, в лыжных штанах. Чего же тебе не хватает? Может, шубки?

— Да, — согласился Медвежонок. — Мне не хватает шубки!

Мама-Медведица сняла с Медвежонка шапку.

Сняла курточку.

Сняла лыжные штаны.

— Смотри, — сказала мама. — Вот она, твоя шубка.

— Ура! — воскликнул Медвежонок. — Шубка! Теперь мне точно будет тепло.

В этих медвежьих историях мелкие парадоксы и неожиданности помогают любви проявляться в повседневности, а странные исчезновения и путешествия в мир фантазии позволяют героям снова радостно встречаться. В день рождения Медвежонка мама-Медведица вдруг пропадает, и ему приходится самому варить суп для друзей. Зато, когда она наконец появляется с деньрожденным тортиком, счастью нет предела. В отношениях Медвежонка с мамой есть место и спорам, которые вовсе не разрушают идиллию. Это способ поговорить, узнать, что думает другой, главное ― найти общую правду и согласиться друг с другом. Как ещё этого достичь, если не попрепираться сначала?


…Пока, мам! Я полетел на Луну.

— Как это — «полетел»? — спросила мама-Медведица.

— Как птица, — объяснил Медвежонок. — Птицы же летают.

— Птицы-то летают. Но до Луны не долетают. И к тому же ты не птица.

— А может, и долетают. А может, я птица.

Кроме того что Элси Хоумланд Минарик хитро, «по-медвежьи-но-очень-по-человечески» выстраивает отношения между героями, так же ловко она подлаживает текст под особенности своего только начавшего складывать буквы в слова читателя. Она знает, как важен повтор, какое удовольствие получают от него трёх- четырёх- пятилетние дети: короткие диалоги и одинаковые ситуации появляются у неё в тексте по три-четыре раза с небольшими вариациями.

Она знает, что для ребёнка этого возраста грань между нарративом и реальностью ещё не так велика, и очень здорово превратить одно в другое прямо у него на глазах. Так, в последней главе мама перед сном рассказывает Медвежонку содержание всех трёх предыдущих. Как детям вместо сказки рассказывают, что они делали днём, так Медвежонку вместо сказки напоминают, какие истории с ним случались на прошлых страницах. Для маленького читателя же повествование ещё раз повторяется, успокоительно закольцовывается, а ребёнок, слушающий эту концовку, лёжа в кровати, и сам превращается в засыпающего Медвежонка.

— Однажды, — сказала мама, — ты испугался, что у тебя не будет деньрожденного тортика. И сварил деньрожденный супчик.

— Отличный супчик получился! А потом ты пришла с тортиком. И я так обрадовался. Ты, мамочка, всегда меня радуешь!

— Ты тоже можешь меня порадовать, — сказала мама-Медведица. — Прямо сейчас.

— А как? — спросил Медвежонок.

— Ты можешь лечь на бочок и уснуть, — объяснила мама-Медведица.

Чувство безопасности, уюта и стабильности необходимо маленькому ребёнку и после большого, и после маленького приключения. Это убеждение ясно показывает, насколько схоже ощущение детства писательницы, с тем ощущением, которое вкладывал в свои работы Морис Сендак. После полёта на Луну Медвежонок возвращается домой, где его ждёт тёплый обед; совсем так же Макс из «Там, где живут чудовища» после путешествия на далёкий остров находит ужин на столе в своей комнате. Как в сендаковской книге «На ночной кухне» («In the Night Kitchen») Мики после жутковатого сонного приключения снова оказывается сладко спящим в тёплой постели, так Медвежонок засыпает рядом с мамой после всех перипетий и свершений. И Сендак, и Минарик допускают в свои произведения присущие детям тревожность и непокорность, но дают понять, что домашний уют и родительская любовь достаточно велики, чтобы и принять их, и успокоить.

Вот почему Медвежонка и маму-Медведицу невозможно представить нарисованными иначе, чем это сделал Сендак: в неуклюжести, длиннолапости, то упрямой, то недоумённой физиономии сына-медведя столько чистой неспокойной детскости, а в большой фигуре матери, одетой в пышные, с монументальными складками юбки ― столько надёжности и мягкости! Столько же, сколько вложила в своих персонажей сама Элси Хоумланд Минарик.

Нельзя в заключение не проговорить кроющуюся в выходе этой книги хорошую новость для всех, кто хоть немного следит за миром детской литературы. В «Розовом жирафе» издали перевод уже второй книги с иллюстрациями Мориса Сендака, и это вселяет твёрдую надежду в то, что издательство не собирается останавливаться на достигнутом и действительно сможет сделать доступными российскому читателю остальные его работы ― и другие книжки Минарик, и его собственные книжки-картинки. Мы с нетерпением их ждём.
Ольга Виноградова
http://bibliogid.ru/
12.png
13.png
14.png
16.png
Tags: анонсы книг, ид Розовый жираф
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments